.

17.05.2017

Cruel Tie: «ВЫРЕЗАТЬ!»

Молодой московский коллектив Cruel Tie – о невольных заимствованиях из Элтона Джона, о соратниках по сцене – «ГШ» и «пасош», о том, с кем готовы записать совместную песню, о художественной ценности текстов группы On-The-Go и о сотрудничестве с американским звукорежиссером, работавшим с The Hotelier.

Вадик, почему ты так высоко поешь?

Вадим Тихонов (гитара, голос): Когда высоко поешь, просто громче слышно на концертах.

Владлен Шин (гитара, голос:) Мы всегда высоко поем. Чем выше, тем лучше! (Смеется)

Руслан Тихонов (бас): Это, наверное, в нас кровь Led Zeppelin течет.

Вадим: И кровь Muse. Я просто фанател лет в 16-18 от Muse. Сейчас я, конечно, их терпеть не могу. Но Muse повлияли – вместе с Джеффом Бакли и Radiohead.

По поводу влияния. У вас не бывает такого, что идешь в наушниках, слушаешь, например, «Mineral» и вдруг думаешь: надо сделать так же, как у них в таком-то моменте?

Руслан: Мне кажется, без заимствований никак. Ты всегда что-то подмечаешь и думаешь, может быть, в какой-то нашей песне это тоже когда-то сработает. Но часто это на подсознательном уровне, не специально. В голове просто откладываются какие-то вещи.

А случается, что вы слушаете свою уже готовую композицию и вдруг замечаете: ого, это похоже на такую-то песню?

Владлен: Да! Когда мы переделали «I Know I Know Nothing». В старой версии, которая выходила на EP, цепляющим был основной гитарный рифф, и на нем держалось пол песни. Сочинить достойную партию второй гитары мне никак не удавалось, поэтому в итоге мы записали все очень банально – с двумя гитарами, играющими одно и то же. Скорее всего, для песни это было лучшим исходом. Но в аранжировку новой версии у меня получилось внести больше своего, и я этим очень доволен. Возможно, это и не так заметно, но я вдохновлялся группой My Chemical Romance. Показалось, что надо сыграть что-то в духе их песни «The Ghost of You», и я так и сделал. Конечно, там нет прямого плагиата – просто манера схожая.

Вадим: Лучше скажите про «Cutting Ties»! Припев… Там очень похожа мелодия припева на песню Элтона Джона.

Владлен: Только если взять ее отдельно от гармонии. Мне до сих пор не кажется, что там что-то страшное. Если б было страшно, я бы так не оставил.

Вадим: Ну да, нормально. Если бы Руслан не сказал, я бы и не заметил.

Руслан: Просто они толком не слушали Элтона Джона, а я все альбомы слушал. (Смеется) Он мне нравится, и я эту песню знаю.

Вы как-то у себя в паблике Вконтакте обещали рассказать, как нашли барабанщика, но так и не рассказали.

Владислав Чернин (барабаны): Мой папа, когда мне было лет 14, нашел в YouTube группу Arctic Monkeys и посоветовал их моей сестре. Сестра начала слушать и наткнулась на «Arctic Monkeys Mash-Up» от All Tomorrow’s Parties (примеч. – прежнее название Cruel Tie), пошла на их концерт, потащила меня с собой в клуб «Завтра». А я тогда не ходил ни на какие концерты. Я пришел и не знал, какого уровня были ребята. Они могли быть звездами, могли быть, как Pompeya, а могли быть никому не известными. И вот они идут по клубу такие важные, и я немножко позавидовал: ой, как круто. Тогда я все чаще стал ходить на их концерты, понял, что мне такая музыка очень интересна. Вскоре начал ездить с ними в разные города: Рязань, Нижний Новгород.

Вадим: Роуди.

Владислав: То как фотограф, то как роуди. Однажды на концерте в Нижнем Новгороде отрубили свет, в зале горели только свечи. Нужно было что-то сделать. Денис, бывший барабанщик, заиграл соляк на барабанах. Я тогда очень сильно попросил его позволить сыграть и мне тоже. То был первый раз, когда я играл на барабанах на публике.

Вадим: Владик сыграл лучше!

Владлен (полушепотом): Денис потом прочитает.

Вадим: Вырезать! Cut! Cut! (Смеется)

Владислав: Потом я подыгрывал на шейкере. Со временем мое желание участвовать в этой группе все увеличивалось. И потом, когда Денис ушел, мне выпал шанс, и я им воспользовался.

В ком из молодых музыкантов вы видите соратников?

Руслан: «ГШ» – очень хорошие. Потому что они не подстраиваются под местную сцену, не звучат, как все российские группы. Хотя раньше они как раз-таки были похожи на многое.

Владлен: Мне и раньше нравились.

Руслан: Мне тоже нравились. Они играли хорошо, песни были славные. А сейчас – новое. Они решились измениться, и это очень смело.

А Кирилл Городний из группы «пасош» в начале года опубликовал в паблике о современной музыке «Сторона» обзор музыкальных итогов 2016-го, в котором говорил, что «ГШ» «фантастически переоценены».

Руслан: Легко понять, почему «ГШ» могут так сильно сейчас раздражать: не всем дикция Шилоносовой по душе или эта монотонность, манера длительное время держаться на одной теме. А к «пасош» мы относимся нормально. Мне не совсем нравятся их песни, разве что штуки 4 – именно по посылу. Хотя на самом деле у них один и тот же посыл: лето, мы молодые, всё *** (прекрасно).

Владлен: А каждая вторая песня начинается с «Чанч-чанч! Ча-ча-ча-чанч-чанч!». Скучно. Впрочем, я добавил себе в аудиозаписи один прикольный их трек.

Владислав: А мне их концерт понравился. Когда толпа им подпевает. Как живые музыканты они очень хорошие. Но чтобы целый альбом слушать…

Вадим: А как же Sirotkin?

Владлен: Любим Сироткина.

Вадим: «Спасибо».

Руслан: Русскоязычное редко нравится. Но «Спасибо» звучат классно.

Владлен: Очень впечатлил новый русскоязычный альбом Shortparis. А Speaky Spiky – самая клевая новая группа. Еще я частенько слушаю Eerie Summer и Fudger.

У вас не было идеи сделать с кем-то «сплит» или «фит»?

Владлен: Хотели с Сироткиным.

Руслан: Да обговаривали, но не нашли для него подходящий и достойный кусок в какой-либо из записанных песен. Может, ко второму альбому что-то сложится.

Знаете, я связался с одним из ваших подписчиков… Подумал, что было бы интересно узнать у кого-то из ваших слушателей, что ему хотелось бы спросить у вас. И вот: «Бобу Дилану дали Нобелевскую премию по литературе «за создание новой поэтической выразительности в рамках американской песенной традиции». Нужно ли относиться к вашим текстам так же серьезно?» – спросила Даша Кулакова (фотограф, который – не спрашивайте, как так получилось – снимал нас в течение интервью).

Вадим: Тексты у нас интересные, их нужно читать. У нас не какая-то хрень, как у The Kooks или… On-The-Go! (Смеется)

Все: Cut! Вырезать! (Смеются) I’m down on my knees… I’m down on my knees! У них такое в каждой песне.

Вадим: В общем, тексты у нас нормальные. Хотя у меня они не очень-то и понятные. Но какой-то сюжет можно уловить или додумать самому.

Руслан: Надо, чтобы слушатели создали аккаунт на Genius и сами трактовали наши песни.

Владлен: Мы, кстати, когда готовили клип на новую песню «22», разбирали текст.

Владислав: В итоге Вадик сам не понял, что он вообще написал.

Вадим: А вот тексты Владика более понятные. Там можно уловить сюжет. У него все как-то грамотно. А у меня вообще ничего не понятно, да.

Владлен: Ну а когда я читаю тексты Вадика, у меня свои ассоциации. И я понимаю, что у каждого человека появляется свое видение.

Руслан: По-моему, здорово, когда слушатель сам наполняет песню близким ему смыслом.

Владислав: Иногда лучше не знать, о чем песня.

Руслан: Хотя иногда после объяснений становится только круче. Но вообще, в целом это, наверное, неправильно.

Владлен: Что могу сказать. Наши тексты в свободном доступе. Можно ознакомиться, посмеяться или поплакать. А новая порция поступит совсем скоро, вместе с альбомом.

Вадим: Да, скоро у нас выходит альбом, записанный в Destroy The Humanity Studios. Это одна из лучших студий в Москве по качеству записи живых инструментов, особенно если хочется сделать настоящую рок-пластинку.

Как проходила запись?

Владлен: Было весело, иногда сложно и нервно, но это кайф. Мы благодарны Илье Марвелу и остальным парням из «DTH» за незабываемый опыт. Финальный этап записи был, наверное, самым радужным и расслабленным. Запомнилось, как на ходу прямо в студии дописывали аранжировки для трубы, на которой сыграл дядя Чернина. Это был настоящий брейнсторм, ноты и идеи буквально летали в воздухе. То же самое происходило на домашних сессиях, когда мы программировали синтовые партии на миди-клавиатуре. Еще я думаю, мы почерпнули для себя много нового в плане работы над записью альбома в целом. По некоторым причинам все растянулось на целый год, и, хотя это было настоящее приключение, в следующий раз надо будет учесть свои ошибки. Но мы очень довольны результатом – как звучанием исходников, так и готового альбома. Большую часть треков свел Йэн Ван Опийнен из Массачусетса, который записывал группу The Hotelier. Пару песен – Даша Писаренкова из Major Studio.

23 мая у Cruel Tie выходит альбом «Life Is Laughing At Us And That’s OK». Первый сингл можно послушать тут.

Автор: Степан Ботарёв
Фотограф: Дарина Кулакова


Комментарии: