24.03.2017

In Flames: «Мы даем людям то, что буквально подстегнет их хлыстом»

Совсем скоро, 4 апреля в Санкт-Петербурге и 5 апреля в Москве выступят In Flames – «ветераны» шведской сцены, кумиры всех поклонников тяжелой музыки. Мы поговорили с вокалистом группы Андерсом Фриденом о сотрудничестве с Говардом Бенсоном, юбилее «Whoracle» и о возвращении на «Nuclear Blast».

Не так давно вы откатали тур по UK с Disturbed и Avenged Sevenfold, завершийся шоу 21 января в «O2 Arena» в Лондоне. Сильно сблизились с участниками этих групп, или вас уже давно связывают дружеские чувства?

Мы знаем участников этих коллективов уже достаточно давно. Вместе с Disturbed, например, мы путешествовали с туром по США. Нам нравится играть с ними на одной сцене, так что нас вполне можно назвать партнерами по творчеству.

Может быть, в связи с этим, в скором времени появится совместное произведение?

Вы имеете в виду, нет ли у нас планов скооперироваться с Disturbed и Avenged Sevenfold? Нет, таких планов нет, но кто знает? Время покажет. Мы все одинаково любим музыку и продуктивны в своих творческих поисках.

Скажите нам по огромному секрету, каково это, выступать первой группой из трех? Давно ли вообще было такое, чтобы вы выступали первыми?

Когда выступаешь первым, перед хэдлайнером на фестивале, на тебе лежит вся ответственность. Ты начинаешь шоу, поэтому именно ты должен разогреть всех надлежащим образом. Но не нужно думать, что качество отдачи твоей музыки должно зависеть от того, какой ты по счету в списке команд, выступающих на мероприятии. Следует помнить, что люди, окружающие тебя, заплатили за билеты, они должны получить качественное шоу вне зависимости от того, какой по счету поставили нашу группу, или сколько народа пришло на концерт. В таком отношении к выступлениям и есть секрет нашего внутреннего драйва – давать людям то, что буквально подстегнет их хлыстом.

Любите ли вы вообще пускаться в затяжные туры, привыкли уже за долгое время существования группы, или для вас каждый раз тяжело, как в первый?

Я люблю играть перед людьми. И знаю, что люди живут не только в Америке, России, Швеции или Израиле. И если для того, чтобы меня услышали, надо оторваться от всей суеты и приехать, да хоть объехать весь мир, – не вопрос. Я люблю туры. Безусловно, бывают времена, когда просто необходимо вернуться домой к семье и друзьям и перевести дух, но быть постоянно в разъездах – это здорово!

Про ваш альбом говорят, что он как у Metallica, кому-то нравится, кому-то нет, но обсуждают абсолютно все. Льстит ли вам такое сравнение?

Нет, не льстит. Даже не волнует. У нас свой творческий путь, у Metallica свой. Сколько людей, столько и мнений. Metallica частенько будоражила моих родителей, когда я еще только начинал слушать хэви-метал. Но никак нельзя сказать, что мы ориентировались на них хоть в какой-то мере, когда писали свой альбом.

Спокойно ли вы относитесь к тому, что некоторые фанаты требуют от вас таких же работ, как первые и отказываются воспринимать ваше новое творчество?

Время идет, мы тоже не стоим на месте. Мы помним старые песни и нередко играем что-то, что многие уже забыли, а многие помнят и любят. Я не могу выделить какие-то композиции, которые мы играем «по просьбам» особенно часто, ведь я люблю их все. На последнем туре, например, было сыграно немало из 1996-го. Мы помним все наши альбомы и песни, ведь именно они привели нас туда, где мы есть. Забывать их так же глупо, как забывать старых друзей.

В одном из интервью вы говорили, что к созданию текстов у вас привлекались внешние авторы, то есть лирика на альбоме – не только работа группы. С чем это связано, почему было принято такое решение?

Это наше совместное с лейблом решение. Кроме того, если у кого-то хорошо получается писать стихи, и они нам подходят – почему нет?

Я так понимаю, что хор и легкая лиричность, которая ведет за собой через весь альбом – это влияние Говарда Бенсона. Не боялись ли вы, что «Battles» выйдет похожим на работы всех тех групп, с которыми он уже работал?

Знаете, мне такой вопрос даже в голову не приходил. Я больше думаю о том, что именно «In Flames» делают и как звучат, нежели о том, на что будет похож результат. Каждый стоящий музыкант – индивидуальность, как сугубо индивидуально и то, что он делает. Вне зависимости от того, кто его продюссирует.

А как вообще получилось, что вы вдруг решили поработать с таким известным продюссером и номинантом на «Грэмми», как Говард Бенсон?

В результате телефонного разговора. Мы часами общались по телефону с продюсерами, и Говард предложил правильные условия в правильный момент. Он сказал: «Хотите в Америку? У вас там глубокая зима, а у нас в Калифорнии тепло и солнечно». Так что выбор для нас был не слишком трудным. Кроме того, оказалось, что работать с ним и его командой – фантастика. Потрясающее качество записи и работы над конечным материалом – просто нет слов!

Почему было принято решение вернуться к истокам, на лейбл «Nuclear Blast», где вы выпустили 8 альбомов, ставших вашей, так называемой, классикой?

В вопросе кроется ответ. Долгое время мы были семьей. У лейбла были нелегкие времена, но все благополучно разрешилось. Они сделали нам предложение, от которого мы не стали отказываться.

Кстати, о классике – у альбома «Whoracle» в этом году юбилей – 20 лет. Помню, в каком-то интервью вы говорили, что у вас никогда не будет туров, посвященных юбилею какого-то конкретного альбома. Но все же, если не юбилейный тур, то, может быть, вы соберетесь добавить какие-нибудь ранее не исполнявшиеся песни с «Whoracle» в сетлист тура?

Да, такое наверняка случится. Не скажу пока, какие именно песни, посмотрим.

Вы приедете в Москву уже аж в пятый раз. Видимо, вам нравится наша публика и город. Как думаете, учитывая, что население России примерно в 14 раз больше, чем население Швеции, где у вас больше поклонников – у нас или на родине?

Честно – без понятия. В Швеции у нас грандиозные шоу. К сожалению, мы не можем достучаться до всех и каждого, до кого бы хотелось, но мы стараемся.

Выражаем благодарность за помощь в проведении интервью Spika Concert Agency.
Петрикова Александра, Мижа Вячеслав.


Комментарии: