22.04.2016

Art Against Agony: «Мы не хотим звучать как Металлика»

В марте немецкая группа Art Against Agony отыграла концерты в 20 городах России — 12000 километров на машине от Питера до Ростова, от Кемерово до Брянска. Зрелищное, немного демоническое представление никого не оставило равнодушным, как и интеллектуальное сочетание стилей от джаза до метала.

Art-Against-Agony

Парни играют в масках, вместо имен используют псевдонимы — психологический трюк, чтобы углубить эмоциональную связь со своей публикой. У этой группы своя философия — в данном случае это не фраза-клише, а реальная философская теория, подкрепленная академической базой. Группа не мыслит жанрами: «Мы выражаем идеи – любые идей. Поэтому мы играем «любую музыку» («any music»). Мне захотелось узнать этих дерзких персонажей поближе, и сразу после тура я взяла интервью у ведущего гитариста Бенедикта Дусба.

Для тех кто пропустил гиг — представь, пожалуйста, вашу группу.

Art Against Agony — не просто группа. Мы — творческий коллектив, состоящий из 11 участников из разных стран, сконцентрированный на создании фотографии, видео и, конечно, музыки. Каждый из нас носит маску, потому что мы хотим, чтобы слушатели в первую очередь интересовалась тем, что мы создаем, а не тем, кто мы такие. Наши имена и лица не имеют значения, потому что каждый из нас не вечен, но то, что мы создаем — останется. Во всем, что мы делаем, нас интересует движение вперед, а не следование каким-то старым идеям. Простой пример — мы не хотим, чтобы наше звучание походило на «Металику», эта группа уже существует. Мы хотим создавать музыку, которую еще никто не слышал. И, если слушатели говорят «Что это было только что?!», то мы достигли своей цели.

Интересная концепция и напоминает группу анонимных авторов Wu Ming.

Ты права по поводу Wu Ming, тем не менее, наш проект основан на тотальной анонимности, а что касается средств выразительности, то мы задействуем все возможные (в отличие от Wu Ming, сконцентрированном на литературе). Бенедикт Дусба не является частью коллектива AAA, здесь он the_sorcerer. Я не the_sorcerer, потому что я сейчас не в маске. Когда я в ней, то я всего лишь плоть, которую она скрывает. Возможно, в будущем тебе еще придется побеседовать с the_sorcerer, но он и я — не одно и то же. Это может быть другой человек, а я сам уже не буду частью проекта. Я изучаю философию, и если кому-то интересна теория, которая лежит в основе проекта, то можно прочитать два наших эссе.

У вашего коллектива есть лидер?

Теоретически, нет. В реальности, на данный момент я управляю нашими внутренними процессами — созданием большинства фотографий, всех видео, сочинением музыки и записью. Но я хочу передать эту работу другим, в том числе новым, участникам и, со временем, уменьшить свое влияние внутри проекта. Моя философия подталкивает к уничтожению моей собственной личности. И, наверняка, проект AAA очень сильно изменится, когда участников станет больше.

Что повлияло на твое видение и как родилась именно такая концепция?

Сама природа создала ее. Я осознал, что с начала своего существования человечество достигло невероятных высот в науке, культуре и искусствах. Но, в то же время, люди так и остались варварами. Даже представители как называемых «высоких культур» не могу перестать бороться друг с другом и убивать, воровать ограниченные природные ресурсы и подрывать экосистему планеты. В конечном итоге, мы подвергаем опасности нашу собственную жизнь и будущее всего «человеческого». И в отношении нашего будущего я очень пессимистичен. Мой самый ужасный кошмар — что форма жизни, которую мы создали на Земле, через нас распространится во Вселенной как вирус. Что люди распространят боль и агонию на миллионы галактик в далеком будущем. Просто потому что наш способ жить. Все, что я могу — закрыть лицо маской и отрицать свою природу. Так начался проект «искусство против агонии».

Ты сам изучаешь философию или речь о профессиональном образовании? И какая твоя основная область интереса, философская антропология, кажется, пропитана схожими идеями?

У меня уже есть степень по английской философии и звукорежиссуре (весь продашн для AAA я делаю сам). А этим летом я получу магистерскую степень по философии, что позволит мне с осени начать работать в университете. Я планирую продолжить образование и получить докторскую степень как можно скорее, чтобы преподавать. Исследования культур хороши, но я с головой в теоретической философии, античной метафизике, этике и, конечно, эстетике.

Как преподающий профессор, ты тоже будешь носить маску?

Нет, маска останется только для проекта AAA. Это бренд и маска — часть бренда.

Наивный вопрос, но ты не думаешь, что как у артиста и философа у тебя есть сила влиять на умы и, распространяя идеи и приобретая последователей, хоть немного способствовать менее пессимистичной перспективе для нашего вида?
В своей жизни я полностью сосредоточен на том, чтобы делиться искусством, и то искусство, которое я создаю, стремится определить жизнь. Делаю ли я это как преподаватель или как художник, не думаю, что это может что-то изменить. Я могу только посадить семя в чужих головах и надеяться, что оно прорастет, когда я уже умру.

А фото и видео-проекты, музыка, которую вы создаете, транслируют схожие идеи и эстетику или это вообще не связанные проекты?

Они могут взаимодействовать в рамках проекта — и так часто бывает. Но, формально, разные люди работают над проектами, не связанными друг с другом и лишь объединенными франшизой AAA. В 2014 году, например, у нас была фотовыставка, в ее создании участвовали только я и фотограф.

Как ты нашел свой путь в музыку?

Это генетика. Мой отец — художник и музыкант. Ну и в 16 лет я осознал, что моя популярность среди девушек возрастёт на 100% если я начну делиться своим творчеством.

Как вы взаимодействуете с публикой на концертах?

Мы подстраиваемся под их поведение. Бывают очень тихие слушатели — аплодисменты сдержанные, нет криков одобрения — они хотят опыта чистой музыки. Поэтому и мы ведём себя спокойно на сцене и максимально сфокусированы на звуке. У меня есть очень сложные гитарные партии, и я благодарен за каждую минуту отдыха и концентрации. Но, если публика начинает сходить с ума и жестко прыгать и меситься, мы ведем себя так же. Я могу прыгнуть в толпу и дать в лицо, если меня об этом просят. Конечно, качество звука страдает, но если люди больше хотят физического взаимодействия, и дам им этого. В целом, наша коммуникация с залом зависит от того, кто эти люди и каких ощущений они хотят. Обычно нам нужно 1-3 песни, чтобы выяснить.

А какой самый яркий опыт на сцене?

Думаю, это гиг в Екатеринбурге. Был фулхаус — вечер пятницы, но во время первой песни the_machinist сломал педалборд, чуть позже мой педалборд тоже сломался и я порвал струну. А the_malkavian сломал свою маску. В первой же песне! Нам пришлось остановиться, заново настроить эффекты, поменять струну, найти маску. Но, когда мы начали во второй раз, публика была уже сильно возбуждена и вышло потрясающее шоу. Это меня утвердило мысли, что есть люди, которые ценят творчество, даже если все, что может пойти не так, идёт не так.

Как вам вообще в голову пришло поехать в тур по России, еще и на машине?

Это было предложение от Украинского агентства ‘Iskonovjaz’, они написали нам на Facebook. Вот так вот просто. Мы сначала подумали, что это шутка, но нет. И, как ты знаешь, в марте все случилось, точно по плану. Это был наш самый первый тур, мы даже в Германии не турили ещё. И, хотя мы потратили кучу денег (бюджет поездки 7500 евро) и вообще ничего не заработали из-за отстойного курса, мы думаем, что это огромный успех! Есть предложение проехаться с новым туром по России в 2017 году, и мы уже планируем поездку. Мы получили множество приглашений отыграть концерты в Германии — российский тур привлек много внимания. Но это только начало пути, я думаю.

Твое мнение о России изменилось как-то?

Вообще-то нет, страна и ееё жители скорее подтвердили мои ожидания. А ожидали мы невероятного гостеприимства, злоупотребления алкоголем, плохих дорог и похуизма по этому поводу, низких цен на все, но, вместе с тем, людей без денег, которые не могут позволить себе купить мерч. Думаю, тут я скажу за всю группу – мы не разочарованы, но и не удивлены. Я сам стал гораздо более расслабленным после этого путешествия. В Германии все строго, и, если что-то идет не по плану, люди вымораживаются, ищут виноватых и наказывают. И все встает на свои места. После тура я воспринимаю вещи гораздо проще!

А сколько дисков вы продали (1000 рублей — дороговато в сравнении в местными музыкантами)?

Мы продали 52, в Сибири мы снизили цену до 800, а иногда у ребят было только 500 рублей с собой, так что отдавали за 500. Мы знали, что для России это довольно-таки дорого, но, поскольку мы все делаем самостоятельно и вкладываем свои средства и большие силы в продукт и его качество, то и продавать его будем по соответствующей цене.

Как вы справились с языковым барьером?

Наш водитель прекрасно говорил по-английски, так что он помогал нам везде — общаться с фанатами, давать интервью, улаживать какие-то вопросы в пути. Благодаря ему мы языкового барьера и не почувствовали. Так же и с нашими фанатами-музыкантами. Разговор о музыке, музыкальных примочках и оборудовании не знает языковых барьеров!

А как дела в Сибири? Вот, например, в Тюмени, какая публика и атмосфера на рок-концерте? Не все московские музыканты туда доезжают, честно говоря.

Если честно, мне концерт в Тюмени больше всего понравился. Мы приехали поздно, группа, которая нас грела, уже почти закончила. Клуб по размеру был такой же, как в Москве, но — переполненный! и, к нашему приятному удивлению, многие были знакомы с нашей музыкой. Полный зал подстегивает нас к более креативному взаимодействию с публикой. А чем публика активнее, тем лучше выходит наше шоу.

Расскажи про последний альбом – про процесс создания и сам продукт.

«Разница между уткой и лобстером», так же, как наш первый альбом, — концептуальная работа. Первый трек называется «утка», последний — «лобстер». А все, что между ними — и есть их реальная разница. Зачем мы выбрали для альбома такую тему? Это нетипично, свежо и цепляет. Там все, чего нам не хватало в современной музыке, мы не хотели ждать, пока кто-то заполнит эту пустоту и сделали это сами. Треки практически полностью написаны мной (the_sorcerer), я все записал, свел и отмастерил. The_machinist (гитара), the_surgeon (клавиши), the_malkavian (ударные) & the_heretic (бас) проделали огромную работу со звуком и дизайном (оформлением альбома), так получился целостный продукт с точки зрения музыки и идеологии. Мы не писали весь альбом за раз. Весь процесс создания происходит в нашей собственной студии, и больше всего он похож на набросок картины. Когда все идеи для конкретной композиции записаны, мы оставляем ее ненадолго и беремся за следующую. Через несколько дней мы вместе пересушиваем записи первой композиции, обсуждаем их и решаем, остается ли подход прежним или стоит поискать новых способов выражения идей. Так что мы никогда не приходим в студию с готовым к записи и отрепетированным альбомом или с каким-то цельным представлением о нем. Мы создаем все песни одновременно, шаг за шагом и постоянно возвращаясь назад. И да, это занимает много времени, но это того стоит.

Какие ваши ближайшие планы?

Сейчас мы записываем в студии всю музыку, написанную в России. Планируем выпустить ее отдельной EP под названием «Русские истории» или включить эти треки в третий альбом. В то же время, мы решили перезаписать пять старых песен из нашего первого альбома «Three short stories», используя новые инструменты и аранжировки. Выпустим их примерно в сентябре. Мы продолжаем «2016 euthanasia tour» — впереди летние концерты на европейских фестивалях, а после тура, осенью, отыграем четыре шоу в Англии.

На что похожа музыка, написанная в России?

Наша новая музыка из России рассказывает истории о повседневной жизни, о тревоге, об общественном разложении, но еще – о радости и любви. Технически, этот звук, рожденный в России, имеет сильное влияние поп-музыки, оно наслаивается на полиритмические структуры. В нашем видео из тура пример как раз такой музыки.

Оксана Тимченко, специально для modernrock.ru

Официальный сайт Art Against Agony.


Комментарии: